Разворот на 180 градусов: ФСИН допускает возможность заместительной терапии для наркоманов

Фото: Google Images

Совершенно невероятное в нынешних условиях заявление прозвучало из уст первого замглавы ФСИН Анатолия Рудого. По его словам, заместительная терапия поможет снизить число зависящих от наркотиков людей, которые отбывают сроки за их сбыт и хранение. Хотя этот метод лечения опоидной зависимости признан во всем мире, в нашей стране в последние годы опасной темы старались не касаться даже психиатры и наркологи.

Крик души из ФСИН

Первый замглавы Федеральной службы исполнения наказаний заявил, что согласен с мнением о необходимости снижения количества граждан, отбывающих наказание по статьям о хранении и сбыте наркотиков, отметив, что «уголовно-правовыми методами сделать ничего невозможно». «Я, может, скажу вещи страшные для человека в погонах, но я, честно говоря, думаю, что надо вводить для тех, кто стал наркоманом, замещающую терапию, для того, чтобы они не воровали, а получали свою дозу официально бесплатно в аптеке», — сказал Рудый на специальном заседании Совета по правам человека при президенте РФ.

Таким образом, считает Рудый, начнет разрушаться наркорынок, а за решеткой станет меньше людей, получающих большие сроки по статье 228.1 (УК РФ «Незаконные производство, сбыт или пересылка наркотических средств») за то, что они «просто наркоманы и обмениваются дозами». 

Что такое заместительная терапия

Заместительная поддерживающая терапия (ЗПТ) заключается в том, что пациенту, который употребляет тяжелые опиоидные наркотики, в первую очередь героин, заменяют их определенной дозой снимающего ломку метадона. Наркоман принимает его под присмотром врачей, регулярно сдает анализы и, в идеале, потребляемую им дозу метадона постепенно снижают, вплоть до полной отмены. Метадон является опиоидным анальгетиком, он тоже наркотик и его передозировка опасна. Но в отличие от того же героина, метадон действует гораздо дольше (24-36 часов), почти не вызывает эйфории, а привыкание к нему развивается медленнее. Кроме того, этот препарат принимается внутрь, и у наркоманов пропадает необходимость колоться, заражая друг друга ВИЧ и другими болезнями.

Всемирная организация здравоохранения и Управление ООН по наркотикам и преступности официально признают ЗПТ одним из наиболее эффективных методов лечения опиоидной зависимости.  Соответствующие программы существуют во всех развитых странах мира, в них участвует более миллиона пациентов. Принимают в программу ЗПТ только людей со стажем опиоидной зависимости и неудавшимися попытками отказаться от наркотика другими способами.

Свой особый путь

В России применение метадона и других опиоидных препаратов в лечении и реабилитации наркоманов считается абсолютным злом.Высокопоставленные российские чиновники регулярно заявляют о недоказанной эффективности, небезопасности и контрпродуктивности этого вида помощи наркозависимым.  А сам метадон входит в список запрещенных к обороту наркотических средств и психотропных веществ. На постсоветском пространстве, кроме России, от ЗПТ отказались Туркменистан и Узбекистан. В Европе – только Турция.

В последний раз проблема ЗПТ громко обсуждалась в 2015 году, когда без привычной медпомощи оказались наркозависимые жителя Крыма.Скандал поднял спецпосланник Генерального секретаря ООН по ВИЧ/СПИДу в Восточной Европе и Центральной Азии Мишель Казачкин. На Украине ЗПТ метадоном и бупренорфином была легализована с 2006 года. Но после перехода полуострова к России были закрыты программы ЗПТ, и получавшие ее наркоманы начали умирать. По данным Казачкина, основные причины смерти – суицид и передозировка наркотиков, к употреблению которых наркоманы вернулись после закрытия программы.  

О том, что, ЗПТ в Крыму должна быть немедленно свернута, российские власти заговорили сразу после крымского референдума. В Минздраве звучали робкие предложения продлить метадоновую программу на полуострове до полугода, но их не услышали.

«Терапия для бедных»

В профессиональном сообществе отношение к ЗПТ противоречивое. Как заявил во время крымского скандала главный нарколог страны Евгений Брюн, ЗПТ – это «терапия для бедных», на полноценное лечение которых западные страны не хотят тратить деньги. По его словам, метадон – очень токсичен, разрушает печень и мозговые структуры, вызывает слабоумие. «Наша медицина может предоставить иные технологии лечения, более эффективные. Детоксикация после применения метадона гораздо сложнее, чем при героиновой зависимости», – заявил Брюн на депутатских слушаниях.

По словам московского реабилитолога Якова Маршака, он не является поклонником метадоновой терапии, потому, что «это никакая не терапия, а скорее обезвреживание наркомана по отношению к обществу». «Это его совершенно не излечивает, метадон – такой же вредный для здоровья опиат-препарат, – объяснил Маршак МедНовостям. – Но ЗПТ поддерживает наркомана в более или менее комфортном состоянии,  так что он может терпеть и не искать себе дополнительных доз. Это делает человека более социально приемлемым, уменьшает риск его криминального поведения».

«В России эта тема закрыта, и даже обсуждение ЗПТ не поощряется – закон рассматривает это, как пропаганду наркотиков, – рассказал МедНовостям на условиях анонимности один из известных российских наркологов. – У меня нет личного опыта использования ЗПТ, но есть серьезные зарубежные исследования, множество документов ВОЗ, управления ООН по наркотикам и преступности, в которых приведены данные по показаниям, противопоказаниям, смертности. А также доказательства того, что ЗПТ – одна из наиболее гуманных методик».

«Эта тема уже не актуальна»

Между тем, предложение ФСИН запоздало, как минимум, на 10-15 лет.И не только потому, что за это время тысячи человек попали за решетку или погибли из-за репрессивной стратегии, которой придерживается российской наркология. А потому, что сегодня изменилась структура наркопотребления.

«В тех странах, где метадон разрешен, судя по проводившимся там исследованиям, он действительно сыграл, и продолжает играть позитивную роль. Но в целом эта тема уже сошла на нет. Метадон актуален только для героиновой наркомании. А сегодня структура наркопотребления изменилась, и к наркологам приходят совсем не те пациенты, что лет 10-15 тому назад», — рассказал МедНовостям зав. кафедрой медицинской психологии Казанского государственного медуниверситета, директор Института исследований проблем психического здоровья профессор Владимир Менделевич.

По его словам, сегодня преобладает уже не опиоидная, не героиновая зависимость. Место тяжелых наркотиков заняли спайсы, новые психоактивные вещества, амфетамины, оксибутират натрия. «Принцип заместительной терапии пытаются применить во многих областях медицины (в том числе, в онкологии), а не только для лечения опиоидной зависимости, но пока такого варианта не нашлось ни для кокаина, ни для амфетаминов, и сегодня придется выбирать другое лечение», — считает эксперт.  

Источник: medportal.ru

Добавить комментарий